Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Лялинская сметана

Любовь — всему начало лялинская сметана лялинская сметана
    У каждого — своя дорога в фермеры. Ольга Лялина стала фермером от большой любви.
    —Когда мне было 16 лет, — вспоминает она, — у меня длинные пышные волосы. Вот досюда... Пришла я как-то на дискотеку и познакомилась там с парнем из Платошино. Алексей только что вернулся из армии, он служил в горячей точке, и был на пять лет старше моих сверстников. Взрослый, войну видел. Разговариваю с ним, а он с моих волос глаз не сводит. Потом он мне признался, что полностью он в первый день меня не разглядел, так был очарован моими волосами. И я поняла, что мне без него — не жизнь.
    Попав в семью своего любимого, девушка сразу отметила, насколько она не похожа на семью её родителей. Свекор Юрий Алексеевич был фермером, сын активно ему помогал, и уклад в семье был соответствующий: вставали с рассветом и работали допоздна. Юрий Алексеевич пытливо поглядывал на юную жену своего сына: сумеет ли эта красивая девушка стать для него не только женой, но и верной единомышленницей? Перед Ольгой этот вопрос не стоял. В то время она жила по принципу: <Для милого дружка и сережка из ушка>. Она нашла свою любовь и готова была многим ради неё пожертвовать.
    Их свадьба совпала по времени с переездом скотоводческого хозяйства Лялиных в Курашим. Неподалёку прикупили и участки под картофельные поля.
    Церковь учит: <Да прилепиться жена к мужу своему и прибудут они — одно целое>. В переводе на современный язык это значит: любовь должна ей помочь перенять привычки и безоговорочно принять уклад ее новой семьи. А теперь представьте, каково младшей, любимой и откровенно балуемой в родительском доме дочери стать своей в семье фермеров. Менять устоявшиеся привычки приходилось практически во всем, начиная с мелочей.
    —Я дома к чаю привыкла, а меня здесь все время молоком поят. Чаю хочу!
    Кончилось тем, что юная жена отвыкла от чая и привыкла к молоку. Гораздо труднее было привыкнуть к другому. Через полгода семейной жизни Ольга, в слезах, сказала мужу:
    — Мы с тобой утром встаем, едем на работу, в соседских окнах еще свет не горит. А с фермы возвращаемся домой, соседи уже спят давно. Создается впечатление, что мы с тобой живем на необитаемом острове, в безлюдном Курашиме.
    —Потерпи полгодика, —обещал мудрый муж. —Привыкнешь — жить станет гораздо легче!
    Что на такое ответишь. Любишь — терпи. Поднабралась она фермерского умения, появилась и у нее возможность днём на часок домой съездить, убедиться, что не обезлюдел без неё Курашим, живет, как прежде жил. А вот день зато стал ощущаться более емким, и времени в нем заметно прибавилось. Когда-то именно так жили все крестьяне Российской империи. Сейчас это — привилегия очень немногих. В том числе и Лялиных.
    Юрий Алексеевич Лялин передал ферму семье сына, когда убедился, что дело окажется в надежных руках. Невестка трудный экзамен выдержала. Фермерская семья сложилась, когда родились дети. У хозяйства появились перспективы на будущее.
    <НА ОБЗАВЕДЕНИЕ>
    В 2013 году ферма Лялиных получила грант на развитие хозяйства. Этот грант, размером в полтора миллиона, начинающие фермеры получают из трех бюджетов, федерального, краевого и муниципального. Полтора миллиона — много это или мало? С одной стороны —всего, что фермеру необходимо, на эти деньги заведомо не купишь. Но есть реальный шанс укрепить своё хозяйство, перевести его на новый уровень. А это — очень важно.
    Лялиным полутора миллионов хватило на три очень важные для их хозяйства вещи. Трактор <Беларусь> в комментариях не нуждается. Он не будет лишним ни в одном фермерском хозяйстве. Навесные грабли - тоже представляют для фермера-животновода безусловную ценность. Третья покупка - стационарная твороговарка - куплена <на вырост>. В ней из 500 литров молока можно получить 100 килограммов творога. Пока что она не загружается полностью, но когда дойное стадо подрастёт...
    А подрастёт оно обязательно. На семейном совете решили... Кстати, о семейном совете... Если до недавних пор в него входили только старшие представители семейства Лялиных. Теперь на него с правом совещательного голоса допускается и одиннадцатилетний сын Илья. Парень на деле доказал, что юный возраст призванию не помеха.
    — Он у нас тракторист, - говорит об Илье отец и нисколько при этом не преувеличивает. Завтрашний пятиклассник вполне может вскопать картофельное поле. Да так,что переделывать за ним отцу не придётся.
    —Недавно мы с мужем были вынуждены оба на день уехать из Курашима, - про другой подвиг Ильи рассказал Ольга Александровна. — <На хозяйстве> оставили Илью. В этот день на работу не вышел скотник. К нашему возвращению на ферму Илья прибрал полностью коровник на 25 дойных коров. Не всякого ребёнка это сделать заставишь, а уж по собственной инициативе...
    С недавних пор Ольга с Алексеем точно знают, в чьи руки в старости передадут ферму. До старости им еще далеко, но и  у Ильи достаточно времени, чтобы усовершенствовать  навыки. Другой профессии он для себя и не представляет. У мамы Оли о нем только одна забота: чтобы парень через нескольо лет не забросил и выучился для подстраховки ещё какой-нибудь профессии.
    Посовещавшись, родители решили выделить Илье гектар общего поля. Сам его вспахал, сам вырастит и уберет на нем урожай картофеля. Они помогут ему этот урожай продать. А на вырученные деньги...
    — ... А на вырученные деньги куплю себе мотоцикл, а папе с мамой — по путевке в дом отдыха, — продолжает за них Илья. И веришь: он заработает.
    <НОЖОМ НЕ ХОТИМ РЕЗАТЬ>
    У Лялиных в хозяйстве 18 дойных коров и телок. Во всем остальном курашиме едва ли набиреться скотины вдвое от этого количества. Научились крестьяне обходиться без скотины. А тот, ко снабжает свою деревню молочными продуктами, неизбежно становится на селе человеком незаменимым, носителем местного бренда, известного всем в округе.
    В Курашиме теперь можно купить два вида сметаны: магазинскую и <Лялинскую>. И если на первый продукт можно повлиять рублем — не брать, если не нравится, то Лялины открыты пожеланиям потребителя. Например, однажды покупатели попросили:
    — Что это мы вашу сметану ножом режем? Хотим ложкой на хлеб накладывать!
    Теперь <Лялинскую> сметану достают из банок ложками. А вот другим способом, простите, — никак. Хоть урони банку на бок, хоть вверх дном ее переворачивай... Такая вот получилась фирменная фермерская сметана по пожеланиям потребителей.
    То же самое случилось и с маслом, и с творогом. Они тоже с лёгкой руки курашимцев стали называться <Лялинскими>. Разве что молоко пока остается просто молоком. Хотя разница между фермерским и магазинским молоком видна невооруженным глазом. Стакан из-под магазинского молока легко отмывается в холодной воде, а посуду из-под фермерского не сразу отмоешь от жира и кипятком.
    Молоко из единственного в округе фермерского хозяйства берут и дачники, и земляки-курашимцы. Творог для выпечки поставляют в местное кафе.
Василий Шувалов — автор статьи.